понедельник, 13 июля 2015 г.

Биткойн в реальной экономике: жизнь биткойн-менялы



Страны с волатильной валютой и плохо функционирующей банковской системой становятся местом для экспериментов с новой криптовалютой. На что похоже использование Биткойна в реальной экономике? Мы следуем по пятам за уличным биткойн-брокером, чтобы это выяснить.

Данте Кастильоне проследовал внутрь офиса со стеклянными стенами, находящегося в здании на окраине города Буэнос-Айрес, всего в нескольких сотнях футов от старого портового района. В переполненном лифте он покачал головой и пробормотал себе под нос о стрессах этого дня и своей профессии в целом: “Клянусь, эта работа когда-нибудь меня укокошит”.

На 20-м этаже он вышел из лифта и поспешил в неприметный офис без окон. Там он быстро достал свои рабочие инструменты из своего рюкзака и разложил их по столу. Среди них были закрытый синий ящик для денег, мобильный телефон и громоздкий ноутбук Dell с желтой наклейкой-смайликом, которую он клеит на всю свою электронику. Затем он расстегнул поясную сумочку, содержимое которой было наиболее важным для его бизнеса. То были пачки стодолларовых купюр и банкносты номиналом сто песо.

Эта комната, снятая на день, не была одним из постоянных прибежищ Кастильоне. В основном он курсирует по старым кафе Буэнос-Айроса, столицы Аргентины, где официанты с белыми бабочками сервируют столы маленькими стаканами содовой воды к каждому поданному кофе. Ведя бизнес валютного менялы предпочтительнее использовать временные места для встреч. Это является определенной страховкой от воров, которых ему до сих пор удавалось избегать. В эту пятницу в конце февраля, Кастильоне бегал по городу в своих сандалиях в камуфляжный рисунок, пытаясь забрать наличные деньги у одних клиентов и передать их другим. Когда он вернулся в свой временный офис, его устаревший телефон LG звонил и вибрировал, оповещая о входящих текстовых и e-mail сообщениях.

Обычно, Кастильоне в его деятельности помогала его 18-летняя дочь Фиона. Она занималась работой с клиентами, но сейчас она вот-вот должна была родить своего первенца. Её брат-близнец Марко, работавший денежным курьером, сейчас был сфокусирован на учебе в школе. В итоге, Кастильоне был один. Такая работа в авральном режиме заставляла его обливаться потом и выглядеть взволнованным. Когда его бизнес-партнер, который живет в третьем по величине городе Аргентины Розарио, позвонил чтобы осведомиться, почему он не обслужил одну особенно настойчивую клиентку, Кастильоне разразился отчаянной речью:

“Если хочешь сделать это быстрее, возьми телефон и позвони ей сам” — гремел он по-испански, прежде чем ответить на другой звонок.

Повесив трубку, он сказал мне на английском: “Всем нужно всё и сию минуту, и я просто пытаюсь успеть. Но я не волшебник, как многие думают”.

Профессия менялы одна из старейших в мире, но при этом она остаётся заметной частью современной жизни в Аргентине: одна из главных улиц Бэнос-Айреса по-прежнему переполнена людьми день и ночь выкрикивающими слова “Камбио, Камбио, Камбио, каса-де-камбио” (что означает ‘обмен’). Все они предоставляют услуги обмена волатильного песо на более стабильные и ликвидные валюты, такие как доллар. Кастильоне, правда, специализируется на конвертации песо и долларов в биткойны и обратно.

Во второй половине дня тучный 48-летний музыкант – один из клиентов, зашел в арендованное Кастильоне помещение. Один немец заплатил ему в биткойнах за некие музыкальные композиции, и теперь музыканту требовалось сконвертировать полученную криптовалюту в доллары. Кастильоне пошутил на тему коррумпированности аргентинских политиков, пока отсчитывал пять сто долларовых купюр в обмен на чуть более 1,5 биткойнов и передал их клиенту. Музыкант не дал ничего взамен: перед тем как явиться на сделку он перевел свои биткойны, которые существуют лишь в цифровом виде, на биткойн-адрес Кастильоне. Если бы немец вместо этого пожелал отправить евро на банковский счет музыканта из Аргентины, то последнему потребовалось бы заполнить специальную форму на получение денег. В результате такого способа взаиморасчетов и валютной политики внутри страны, музыкант бы потерял около 30% средств в момент конвертации евро в песо. Биткойн упрощает движение средств и в обратную сторону: накануне, владелец небольшой производственной компании купил у Кастильоне биткойнов на сумму $ 20 000, чтобы иметь возможность воспользоваться своими средствами уже в США, где ему было необходимо заплатить поставщику. Транзакция обошлась ему существенно дешевле и прошла намного быстрее, нежели было бы захоти он провести её через Аргентинские банки.

Последним клиентом, посетившим офис в ту пятницу был Альберто Вега — полный 37-летний мужчина в аккуратном костюме, возглавляющий аргентинское представительство BitPay – компании, чьи технологии позволяют торговцам принимать платежи в биткойнах. Также как и другие сотрудники BitPay, коих в Буэнос-Айресе насчитывается шесть человек, Вега получает свою зарплату в биткойнах и живет при этом за пределами традиционной финансовой системы. Что можно, он заказывает с Интернет-сайтов, принимающих биткойны, а если ему нужна фиатная наличность он обращается к Кастильоне. В данном случае, ему требовались 10 000 песо для оплаты услуг кровельщика, работавшего у него на доме.

Услуги подобного рода оказались настолько востребованными среди аргентинцев, что Кастильоне последние год-полтора мог зарабатывать себе на жизнь, покупая и продавая биткойны.

Подобные светские услуги — использование Биткойна для решения повседневных задач, это то, что так будоражит умы некоторых инвесторов и предпринимателей Аргентины. По всему миру банки занимаются тем, что обслуживают движение денежных потоков, помогая деньгам выступать в качестве средства сбережения и средства взаиморасчетов. Однако, из-за нестабильной финансовой ситуации в стране, небольшой, но растущий процент аргентинцев в настоящее время начал использовать Биткойн как альтернативу банкам. Даже с учетом издержек на оплату посреднических услуг, для Кастильоне или его конкурентов это обходится выгоднее, чем пользоваться традиционной финансовой системой. По сути, аргентинцы участвуют в грандиозном эксперименте, который грозит со временем распространиться и на территорию США, полностью перестроив формат предоставления банковских услуг.

Биткойн появился в начале 2009 года. Эмиссия этой криптовалюты алгоритмически запрограммирована на стабильное замедление, пока количество биткойнов в системе не достигнет 21 млн штук. По истечении чуть более 120 лет система прекратит генерацию новых биткойнов. Такие предсказуемые результаты функционирования сети выгодно выделяют её на фоне современной финансовой системы, периодически погружающейся в кризисы, а также нынешней банковской системы, регулярно получающей дотации от правительств. Ограниченный и систематичный выпуск новых биткойнов показывает миру практическую реализацию взглядов либертарианцев, скептически относящихся к фиатным валютам, которые правительства могут эмитировать в неограниченных количествах. Встроенная в систему дефицитность привела к тому, что многие люди склонны считать Биткойн своего рода цифровым золотом. Биткойны обладают свойством дорожать с течением долгого времени, а высокая волатильность этого актива привлекает огромное количество спекулянтов со всего мира. Широкая общественность, правда, недоумевает, по какой причине эти виртуальные монеты вообще что-либо стоят.

Однако, размашистые колебание цены (стоимость биткойна за последние пару лет колебалось от $70 до $1200) затмевают существенный аспект этой криптовалюты – её истинный потенциал. Цифровые монеты являются частью новой финансовой сети внутри Интернета, которая работает на компьютерах тех, кто пользуется Биткойном. Те люди которые присоединились и поддерживают работу сети путем майнинга, получают за это некоторую компенсацию в виде намайненных биткойнов. Детали функционирования сети могут быть довольно сложными для понимания, так как там задействовано множество передовых математических и криптографических технологий. Но на самом базовом уровне нужно понимать, что появление подобной сети впервые сделало возможным практически мгновенную отправку ценности через Интернет, при том что в процессе не задействован какой-либо финансовый посредник-гаранта, будь то банк или платежные сервисы типа PayPal. В некотором смысле, сеть Биткойн чем-то напоминает финансовую версию электронной почты, которая позволяет доставлять сообщения без участия национальных почтовых служб. Другой аналогией является Интернет, который позволяет людям публиковать новости и эссе, без привлечения для этого медиа-компаний. Просто вместо слов Биткойн-сеть доставляет деньги, скажем из Нью-Йорка в Шанхай, и происходит это за считанные минуты и без использования инфраструктуры каких-либо сторонних финансовых учреждений.

Количество Биткойн пользователей в Аргентине сравнительно мало, если соотносить с глобальной картой использования этой криптовалюты. Но Аргентина уверенно набирает известность в технологических кругах в качестве первого и пока что единственного места, где обычные люди регулярно пользуются Биткойном для реальных коммерческих сделок. Ряд крупных американских компаний начали принимать Биткойн в качестве средства платежа, но пока что, для их клиентов есть не так много экономических стимулов чтобы оплачивать покупки биткойнами.


Данте Кастильоне рядом с отелем Рок Хостел на встрече с Родригесом Понсом

В отличие от этого, самый известный Биткойн-стартап Аргентины BitPagos, помогает более 200 отелей принимать платежи по кредитным картам от иностранных туристов. Этот финансовый поток, попадающий в Аргентину с помощью Биткойна, обходит обременительные правительственные ограничения на получение денег из-за рубежа. К Кастильоне обращаются некоторые из клиентов отелей, но, по его словам, большинство из его клиентской базы в 800 человек является фрилансерами использующими Биткойн для получения оплаты от зарубежных заказчиков, или же компаниями, желающими ввести или вывести деньги из страны. Новый популярный Интернет-магазин Avalancha начал принимать Биткойн летом прошлого года. С тех объем сделок в криптовалюте у него неуклонно растет. Avalancha предлагает клиентам 10% скидку при оплате товара биткойнами, по той причине, что использование кредиток, как правило, стоит для компании как раз те самые 10% из-за капризов финансовой системы Аргентины. Биткойн-сообщество в Буэнос-Айресе оказалось достаточно активным, чтобы сформировать в центре города так называемое Посольство Биткойна – четырехэтажное здание приютившее восемь стартапов, чей бизнес основывается на Биткойн-сети.

Биткойн сторонники любят говорить, что валюта набирает популярность сначала в местах, которые нуждаются в ней меньше всего, таких как Европа и США, ссылаясь на положительный опыт использования и работы криптовалютных сервисов в этих регионах. И все же резонно предположить, что такое место как Аргентина будет благодатной почвой для роста и развития криптовалютной индустрии. К концу 2014 года, например, песо стоил на 25 процентов ниже, чем в начале года. Такие невзгоды меркнут в сравнении с прошлыми скачками гиперинфляции, дефолтами по национальным долгам и валютными встрясками. Менее половины аргентинцев пользуются банками и кредитными картами. Даже богатые слои населения бояться держать свои деньги в банках страны.

Венцес Касарес вырос в отдаленном уголке страны, на ранчо в Патагонии. Сейчас же он живет в имении с видом на Кремниевую Долину. Он как никто другой ответственен за известность Биткойна в Аргентине и США. В 2001 году он продал свой первый стартап ETrade испанскому банку Santander за $750 млн. Следующей проданной компанией был Интернет-банк, который был куплен Banco Brasil. К тому времени, когда Касарес впервые услышал о Биткойне, к концу 2011, он год работал над своим последним стартапом Lemon – мобильным кошельком для смартфонов, на три года опередив появление Apple Pay. Его увлеченность Биткойном проистекала не столько из профессионального опыта, сколько из детства, проведенного в стране, финансовая система которой выглядит неизлечимо больной.

В период молодости Касареса Аргентина почти все время была втянута в разного рода финансовые кризисы. В 1983, после нескольких лет инфляции, правительство выпустило новый песо равный по стоимости 10 000 старых песо. В 1985 его сменил аустрал равный 1000 песо, так как стоимость новоиспеченных песо опять была размыта инфляцией. В конце концов, правительство вернулось к изначальному названию ‘песо’, который на сей раз решено было обеспечить долларом. Правда и эта попытка побороть проблему инфляции провалилась. Касарес:


Мне кажется я разбираюсь в экономике лучше большинства людей, потому что я вырос в Аргентине. Я был свидетелем всевозможных монетарных экспериментов. Моё понимание проистекает не из ученых степеней, а из уличного опыта.

Один эпизод глубоко запал в память Касареса. Это было в 1984, во время первого периода значительной гиперинфляции в Аргентине, случившегося после того, как правящая на тот момент военная хунта лишилась своей власти. Мать Касареса пришла забрать маленького Винцента и двух его сестер из школы. Женщина несла с собой две сумки, набитые деньгами – зарплату, которую ей только что выплатили. Семейство прямиком направилось в продуктовый магазин, где мать с детьми бежали между прилавками, стремясь набрать с собой столько еды, сколько могли, прежде чем цена на нее изменится вновь. Работники магазинов в тот день занимались только тем, что ходили по торговому залу и переписывали ценники на продукты согласно непрерывно меняющемуся курсу песо. Заплатив за еду, Касарес с сестрами сразу возвращались за новыми продуктами, чтобы только потратить оставшиеся деньги, ибо в период гиперинфляции не тратить деньги равноценно их прямой потере.

Касарес происходит из одной из старейших семей-землевладельцев. Рядом с Буэнос – Айрес, есть городок Карлос Касарес, названный в честь одного из его предков. Однако, линия семьи Касареса столкнулось с серией трудностей, что привело к тому, что они занялись разведением овец. Когда его отец продавал шерсть, проверка качества занимала у покупателя месяц. При этом выручка из-за инфляции за это время могла снизиться вдвое, что приводило к еще большему сокращению хозяйства. Любые сбережения семья старалась моментально обменивать на доллары, сохранявшие ценность намного лучше, чем песо.

В 2003 году Касарес и пятеро его друзей купили школьный автобус и отправились на нем в трехнедельное путешествие из столицы Аргентины Буэнос-Айреса в Тьерра дель Фуэго, находящийся у южной границы Южной Америки. После их возвращения домой транспортное средство было украдено, и тогда друзья решили купить еще один автобус для новой поездки. В декабре 2011 один из них, Хорхе Рестелли, в разделе частных объявлений нашел-таки автобус ценой 60 000 песо или 14 000 в переводе на доллары. Друзья из Аргентине тут же внесли авансовые платежи от общей суммы стоимости автобуса, но Касарес медлил, зная сколько времени и денег уйдет на перевод средств из США в Аргентину. Затем Рестелли предложил ему Биткойн как способ решения данной проблемы.

В то время у криптовалют было не так много поклонников, и основная их часть находилась в США – именно оттуда (из блога одного технаря) Рестелли прознал о Биткойне. В Аргентине же на тот момент, об электронной валюте никто особо на слышал. Касарес в тот же день нашел в Интернете человека, который согласился встретиться с ним в кафе в Пало Альто и продать ему 2 700 (или около того) биткойнов за 8 000 долларов наличными. Эти биткойны Касарес в тот же вечер отправил Рестелли.

Эта транзакция восхитила Касареса. Он увидел деньги, которые любой человек мог приобрести в Интернете и которые обещали быть гораздо более устойчивыми в своей цене, нежели песо (эта устойчивость позднее будет проверена на прочность во времена высокой волатильности). Это также казалось отличным вариантом для тех, кто не мог открыть свой банковский счет или получить надежно защищенную кредитную карту. Даже Касарес, первым запустивший в своей стране стартап, никогда прежде не пользовался банковским счетом открытом в аргентинском банке.

Он разослал своим друзьям по автобусному туру статьи про Биткойн и рассказал, как легко было перебросить тысячи долларов в Аргентину, равно как и из нее. Один из друзей не остался равнодушным и отыскал Центральную группу поддержки Биткойна в Аргентине, а также открыл Биткойн-посольство в Буэнос Айресе. Касарес начал запасаться биткойнами и во время своего визита в Аргентину в 2012 году он разместил несколько интернет – предложений на доске объявлений, которая постепенно становилась своего рода небольшой национальной торговой площадкой для криптовалюты. В декабре 2012 года, в местном виски-баре Аргентины, им была организована первая Биткойн – встреча, на которую, вместе с Рестелли собралась лишь небольшая горстка людей.


Федерико Марроне (слева) и Венцес Касарес в своём офисе Xapo в Пало Альто

К тому времени Касарес был готов поведать о перспективах развития Биткойна любому из своих работающих в Кремниевой Долине друзей, конечно из числа тех, кто хотел слушать. Он пришел к заключению, что многочисленные преимущества и удобство работы с данной сетью приведут к тому, что цена каждого биткойна станет попросту астрономической, аналогично тому как выросло в цене право на пользование определенным диапазоном радиоволн вместе с ростом числа компаний, занимающихся коммуникациями. Биткойн может служить в качестве надежного и удобного способа хранить деньги, сравнимого по своему функционалу с золотом.

Многие из друзей Касареса, живущие в Соединенных Штатах, изначально были настроены скептически: что такого мог сделать Биткойн, чего не могут сделать кредитные карты? Касаресу пришлось пояснять, насколько сильно отличается в этом плане такая страна как Аргентина. Первой крупной победой можно считать заинтересованность в Биткойне Дэвида Маркуса (он тогда только возглавил PayPal), чье мнение имело огромное значение в этой среде. Озарение пришло к Маркусу осенью 2012, когда Аргентинское правительство адресовало PayPal распоряжение, запрещающее прямые платежи между аргентинцам. Распоряжение было частью правительственной программы, направленной на замедление процесса конвертации песо в другие валюты. По мере того, как закон вступал в силу, и Маркус видел, как растет цена Биткойна относительно песо, он понял, что аргентинцы используют Биткойн, чтобы обойти правительственные запреты. Маркус сам начал закупать Биткойны и стимулировать PayPal к изучению перспектив и пользы от использования данной криптовалюты.

В марте 2013 Касарес принял участие в конференции по новейшим технологиям недалеко от Тусона, организованной инвестиционным банком Allen&Company. За ужином в первый же вечер Касарес завладел вниманием всех сидевших с ним за одним столом инвесторов, рассказывая истории из своего аргентинского детства, и о том, как Биткойн помогает людям избежать подобных ситуаций теперь. Он продемонстрировал возможности сети Биткойн, совершив перевод на сумму $250 000 в криптовалюте на телефон своего соседа за столом, который дальше отправил эти же деньги соседу справа практически одним нажатием кнопки на своем iPhone. В течение следующих двух дней к Касаресу выстраивалась очередь из участников конференции, состоящая из числа тех, кто видел или слышал о впечатляющей демонстрации, имевшей место за ужином в воскресенье; среди них был и Рид Хоффман, соучредитель LinkedIn. Прогуливаясь среду днем, Касарес несколько часов подряд, объяснял принцип работы Биткойна Чарли Сонгхёрсту, возглавляющему отдел стратегического развития Майкрософт.

На тот момент Касарес все еще занимался своим стартапом, в области мобильного кошелька, не имея при этом никакого бизнеса, связанного с Биткойном, кроме своих личных сбережений в этой криптовалюте, которые, стоит отметить, к тому моменту были уже довольно значительными. Он также убедил и своих друзей сделать вложения. В понедельник, первый полноценный день конференции, цена одного биткойна подскочила с $2 до $36, а во вторник поднялась еще на 4$: в сумме рост составил $40, что стало самым значительным скачком цены за многие месяцы. После того, как все члены конференции разлетелись по домам, Сонгхёрст написал бумагу и частным образом направил ее нескольким наиболее влиятельным инвесторам Кремниевой Долины. В документе, вторящим словам Касареса говорилось:


«Мы предвидим реальную вероятность того, что все валюты когда-нибудь станут электронными и конкуренция «отнимет» рычаги управления валютами у неэффективных правительств. Мощь свободно-осуществляемых через Интернет транзакций высвободит естественные силы, направленные на объединение и глобализацию, и мы в конце концов, останемся с шестью электронными валютами: американским долларом, евро, йеной, фунтом, китайским юанем и биткойном».

Шумиха вокруг Биткойна, возникшая после конференции, была не единственным фактором, который вызвал рост цен на валюту в марте 2013 года. Финансовый кризис на Кипре оказался на своем пике к середине месяца; закрытие некоторых банковских аккаунтов в этой стране привело к тому, что русским пришлось искать спасения от кипрской банковской системы в биткойне. Касарес отмечал, что каждый раз, когда он помогал какому-либо из своих состоятельных друзей купить биткойны, цены на биржах росли, наталкивая его на мысль, что именно их действия были причиной этой роста. В течение марта цена одного биткойна выросла почти втрое, почти достигнув отметки $100. Этот резкий подъем вызвал первую широкомасштабную волну интереса в СМИ США и Аргентины (часть журналистов прознала о Биткойне не случайно, а благодаря усилиям Касареса). Число людей, посетивших Биткойн-встречу в Аргентине, организованную в апреле одним из друзей Касареса, было приблизительно в пять раз больше, чем то, что пришло на первую организованную Венцесом встречу, прошедшую всего лишь несколькими месяцами ранее.

В том же самом знаменательном марте, о Биткойне впервые услышал и Данте Кастильоне. Канадец, который нанял его для небольшой консультации по программному обеспечению, спросил, насколько возможно будет расплатиться с ним биткойнами. Выросший в маленькой квартирке в центре Буэнос Айреса и, после ухода из колледжа, сменивший вереницу рабочих мест и профессий, Кастильоне на тот момент имел собственную консалтинговую фирму. Он – удачный пример того, что аргентинцы называют buscavida – человек, который умеет заработать себе на жизнь, находя новые возможности в неблагоприятных социальных условиях, что для Аргентины особенно актуально.

Основной проблемой для Кастильоне, когда он стал работать с зарубежными клиентами, был, как и для многих аргентинцев, обменный курс между долларом и песо, установленный правительством. В попытке умерить инфляцию правительство долго принуждало банки продавать доллар неоправданно дешево. В марте 2013 оно установило обменный курс 5 долларов за песо. Однако, любой мог пойти в обменный пункт в торговом центре Calle Florida и сторговать доллар за 8 песо, по ставке черного рынка, известной как dólar blue (экономисты и люди, живущие за пределами Аргентины, часто называют dólar blue фактическим обменным курсом, максимально отражающим реальную стоимость песо). Официальный обменный курс был невыгоден для таких бизнесменов, как Кастильоне. Когда доллары поступали от зарубежных клиентов обычным путем, банки автоматически конвертировали их согласно установленному курсу и Кастильоне в итоге получал на три песо меньше с каждого доллара, в сравнении с неофициальным, “уличным” курсом. Таким образом, потери Кастильоне, связанные с получением платежей от иностранных фирм и дальнейшей конвертацией их в песо, составляли порядка 40 %.

Когда клиент из Канады заплатил Кастильоне в биткойнах, тот нашел по Интернету человека в Буэнос-Айресе, который согласился встретиться с ним и обменял биткойны по близкому к dólar blue курсу. Спрос на его биткойны оказался настолько велик, что Кастильоне, чья компания влачила жалкое существование, начал раздумывать над возможностью использовать Биткойн в бизнес-целях. Если ему удалось купить биткойны чуть дешевле, чем продать, он уже мог заработать на этом, даже если цена Биткойна не пойдет вверх. К сентябрю 2013 года он уже полноценно работал Биткойн-брокером.

Торговля биткойнами в формате личной встречи, как это делает Кастильоне, происходит во многих других городах по всему миру. Однако, если бы это был единственный способ работы с биткойнами, желание торговать ими не приобрело бы такие масштабы, как в США и Китае, где обмениваться деньгами напрямую с незнакомым человеком, без посредника, которому можно доверять, не является типичной составляющей бизнеса. В большинстве мест, где Биткойн стал популярен, были доступны способы приобрести криптовалюту через Интернет. Это, конечно же, требует сотрудничества с банками и другими платежными сетями, существующими в Соединенных Штатах и Европе. Американская компания Coinbase, например, позволяет своим клиентам переводить деньги напрямую из своих банков на счета в Coinbase и покупать биткойны онлайн.

В Аргентине банки отказываются работать с такими Биткойн-компаниями как Coinbase, что неудивительно, принимая во внимание строгий контроль правительства над банками. Но и это не останавливает аргентинцев, давно уже привыкших к обмену валюты путями, далекими от официальных. Для Кастильоне и его компании DigiCoins это означает существование на грани закона, однако, его успокаивает тот факт, что по-крайней мере пока у аргентинского правительства есть проблемы поважнее его фирмы.

Люди, использующие Биткойн, теперь доверяют свои финансовые вопросы не банковским отделениям и их служащим, а Кастильоне и его деловым конкурентам, некоторые из которых даже звонят своим клиентам домой. Финансовая система здесь развивалась гораздо медленнее, чем в США, где американские компании могли принимать депозиты от банков в любом уголке страны. Однако при этом, аргентинская Биткойн-экономика гораздо более устойчива к выпадам банковской системы, правительственному регулированию и компаниям подобным Coinbase, предоставляющим полный комплекс обслуживания и тем самым подрывающим дух децентрализации и независимости Биткойна.

Впервые я встретился с Кастильоне, когда посетил Буэнос-Айрес в июне 2014 года. В то время он работал в центре города, занимая душный одноместный номер в том же здании где снимала офис языковая школа Berlitz. Игральная карта джокер была прикреплена в углу доски на стене. Друг сына Кастильоне был рядом с доской, работая над веб-сайтом DigiCoins. Его дочь Фиона работала с клиентами по телефону и через Интернет, а его сын, Марко, постоянно появлялся и исчезал, доставляя наличные клиентам, которые он носил в своем рюкзаке. Сидя за своим столом рядом с дверью, Кастильоне описывал жизнь менялы, подробно затрагивая вопросы безопасности. Он говорил с жесткой уверенностью:


“Не многим людям нравится с нами связываться”.

Однако он признал, что он и его дети остались целы, во многом благодаря тому, что довольно часто меняли места для встреч с клиентами: “Сейчас, может быть, Бог на нашей стороне.”

Одной из главных конкуренток Кастильоне была биткойн-брокер по имени Бренда Фернандес. Являясь выходцем из пригородов Буэнос-Айреса, ранее она промышляла контрабандой электроники в страну, продавая её на локальном эквиваленте eBay. Когда я встретил её на одном из мероприятий в Посольстве Биткойна, она громко и с гордостью делала провокационные заявления о нарушении закона, пронзительно смеялась и игнорировала стандартные способы ведения бизнеса: “Я нашла способ самореализации в качестве сумасшедшей Биткойн-девушки”, – сказала она мне.

В другой раз, будучи уже более серьёзной, 24 летняя Фернандес четко обозначила свое отношение к Биткойну, которое к тому же очень коррелирует с её личным гендерным самоопределением, которое она совершила в возрасте 20 лет, после многолетней борьбы с традиционными гендерными категориями: “Совершение неординарных поступков, таких, как скажем, заявлять различным властным структурам о том, что на самом деле у них нет над вами власти, заставляет меня чувствовать себя лучше”, – сказала она.

После мероприятия в Посольстве, Фернандес поймала небольшое черно-желтое такси и отправилась к общежитию рядом с Национальным Конгрессом. В этом общежитии под названием Рок Хостел её ждал клиент, желающий обменять биткойны на сумму около $ 1 000. Когда Фернандес добралась до общежития, то увидела там множество людей, который пили пиво в общей комнате. Владелец общежития, 29 летняя татуированная женщина по имени Соледад Родригес Понс, уже перевела свои биткойны Фернандес через Интернет, потому немного пофлиртовав она быстренько передала ей деньги. Сделка была закрыта в приемной, где на столе стоял знак, оповещающий о 10% скидке для тех клиентов, кто расплатился кредитной картой. В верхней части стола под стеклом были разложены бумажные валюты различных стран.

Рок Хостел является одним из сотен отелей в стране подключившим услугу от аргентинского стартапа BitPagos, позволяющую ему принимать платежи по кредиткам от иностранных клиентов. В случае, если Родригес Понс примет платеж от американцев с помощью обычных финансовых каналов, то клиенты затратят на 30% больше средств, чем составляют тарифы теневого рынка. К тому же Родригес получит свои песо только через 20 дней. BitPagos фактически взимает платеж с кредитки в долларах на территории США, затем на эти деньги покупает биткойны и отправляет их на счет Родригеса. Когда последнему необходимо оплатить счета, она звонит Фернандес или Кастильоне, чтобы обменять биткойны на песо. Такая схема позволяет Родригес столь существенно экономить, что она может предложить своим клиентам 10% дисконт при оплате кредитными картами и при этом самой остаться не в накладе. В июне 2014 года, BitPagos перевел для Рок Хостел и других туристических учреждений около $ 150 000, что почти в два раза больше, чем тремя месяцами ранее.

Родригес Понс, как и многие другие клиенты BitPagos, не знают тонкостей работы Биткойна, да и не пытаются глубоко в это вникать. Однажды, она случайно владела некоторым количеством этой криптовалюты в то время пока её курс рос. После небольшого отката, она продала свои биткойны. Полученную прибыль она использовала на постройку бара на крыше и помещения для музыкальных репетиций. Помимо этого, Родригес считает, что всё это способствует выживанию её бизнеса в жестких условиях аргентинской экономики. Наиболее трудным во всей этой схеме является необходимость часто обращаться к Фернандес или Кастильоне. С улыбкой она сказала:


Сегодня мне пришлось звонить Бренде четыре раза.

Любой кто имел дело с Western Union или переводами денег за рубеж, уже знает, что Аргентина далеко не единственное место, которое может извлечь выгоду из более дешевых и легких трансграничных денежных переводов с помощью Биткойна. Расположенная в Гонконге компания Bitspark недавно открыла магазин в торговом центре, пользующемся популярностью у гастарбайтеров с Филлипин. Теперь они могут отправить деньги домой с помощью Биткойна. Еще одна компания, под названием BitPesa, позволяет своим клиентам конвертировать биткойны в кенийские шиллинги и отправлять их на мобильные кошельки на территории Кении.

Сделки такого рода неизбежно вызывают опасения в отмывании денег или финансировании терроризма (что на самом деле лишь является давней банковско-правительственной байкой для домохозяек). Банки, в настоящее время, служат первой линией обороны, выстроенной с целью пресечения незаконных денежных переводов. Если эти регулируемые институты убрать из цепочки перемещения денег, то по словам самих же банков и правительственных структур, некому будет гарантировать (чего они и сейчас в общем-то гарантировать не могут) пресечение использования организованной преступностью сети для перемещения денег через границы. Конечно, фактически, нет ни одного органа контролирующего Биткойн сеть, что несколько упрощает для мошенников их задачу. Пример тому – прошлогодний скандал с Mt. Gox: напомним, что крупнейшая на тот момент биткойн-биржа объявила о своем банкротстве, после того, как почти полмиллиарда клиентских долларов были обманным путем выведены с их аккаунтов.

Но как ни странно, американские регуляторы проявили большую дружелюбность к новой технологии, нежели банки. Еще до появления Биткойна, ФРС искала способы обновить относительно устаревшие американские платежные системы, которым часто требуется от двух до трех дней на простейший денежный перевод. Несколько разных ответвлений ФРС выпустили исследования на эту тему за последние несколько лет, в которых говорится, что Биткойн мог бы придать этому начинанию дополнительный импульс, даже если он сам по себе как валюта не войдет в широкое пользование. В 2013, Бен Бернанке, будучи председателем ФРС, написал послание Сенатскому Комитету, занятому изучением Биткойна, в котором он восхвалял его (Биткойна) долгосрочные перспективы, говоря что подобные инновации способствуют созданию более эффективной и безопасной платежной системы.


Бренда Фернандес сканирует QR-код кошелька её клиента, чтобы совершить сделку

Банки знают, что это та область, в которой им придется либо адаптироваться, либо потерять свой бизнес, который возможно, вообще прекратит своё существование как класс. В то время, как крупнейшие банки занимаются критикой Биткойна и отказываются работать с компаниями из криптовалютной экосистемы, многие из них, тем не менее, за кулисами тратят много сил и энергии на изучение технологии блокчейна. JPMorgan Chase, крупнейший национальный банк США, в начале 2014 решил отказаться от ведения дел с Биткойн-компаниями. Правда, это не помешало ему сформировать собственную Рабочую группу по Биткойну, которая состоит из пары десятков руководителей различных структур банка, которые ежемесячно встречаются чтобы обсудить то, как технология изменит их бизнес.

Банки явно глубоко заинтересованы, по-крайней мере, в технологии блокчейна, который в отличие от традиционных учетных систем, не опирается на какой-либо центральный орган. Таким образом у сети нет центральной уязвимой точки, которые есть например у Visa или Nyse или множества других финансовых гигантов. Следствием из этого также является отсутствие посредников, взимающих комиссионные за транзакции. К тому же, публичная доступность базы данных Биткойна гарантирует, что никто в тайне или в открытую не изменит когда-либо внесенную в неё информацию.

JPMorgan входит в ассоциацию крупных банков под названием Клиринговый Дом, которая собрала под своей крышей множество банков и планирует использовать технологию блокчейна для своих внутренних нужд. Согласно внутренним источникам, эта сеть, все еще находящаяся на стадии концепта, может позволить совершать мгновенные переводы между счетами всех вовлеченных в неё банков и искоренить сегодняшние риски зависания средств объемами вплоть до нескольких миллиардов долларов и на сроки до нескольких дней. Для многих банкиров наиболее ценным в блокчейне видится не возможность отправки мелких платежей, а отправки крупных сумм денег, на долю которых приходится подавляющее большинство ежедневных мировых транзакций. Однако, банки не спешат, даже несмотря на то, что несколько стартапов уже пытаются использовать блокчейн Биткойна, чтобы оставить их вообще не у дел.

Одним из последних игроков, вошедших в эту область деятельности, стал стартап возглавляемый бывшим топ-менеджером JPMorgan. У ФРС есть свои люди с собственным взглядом на то, как применить технологию блокчейна, и потенциально даже на применение самого Биткойна. Если кто-либо найдет способ снизить волатильность цены Биткойна (что многие уже пытаются сделать), то это очень упростит людям сбережение средств криптовалюте, вместо использования для этой цели банковских счетов.

Бывший исполнительный директор Goldman Sachs Дэн Морхед, который ныне работает в Биткойн-хедж-фонде, говорит:


В долгосрочной перспективе, Биткойн будет очень прорывной технологией для развитых стран.

Аргентина находится на передовой этих изменений, потому что её финансовая система создаёт множество проблем для людей:


Аргентина просто экстремальный пример той ситуации, которая есть в каждой стране.

Когда я вернулся в Аргентину в феврале этого года, цена биткойна падала в течение некоторого времени, тем самым отпугивая многих спекулянтов из США. Тем не менее, не было никаких признаков ослабления интереса к этой криптовалюте в Аргентине. Несколько новых компаний пытались предоставить улучшенную и более надежную версию услуг, сходных с теми, что предоставляет Кастильоне. BitPagos недавно представил сервис, позволяющий своим пользователям покупать и продавать небольшое количество биткойнов через Интернет, а также был близок к началу инвестиционного раунда венчурного финансирования от крупных компаний Кремниевой Долины, включая компанию Дэна Морхеда. Новая компания под названием Bitex, открывшая офис на той же улице, что и Биткойн-посольство, сосредоточилась на использовании Биткойна для перевода средств из стран Латинской Америки. Все Биткойн-компании Аргентины работали над расширением своего бизнеса в Венесуэлу, где инфляция представляет собой еще большую проблему.

Кастильоне был настолько занят, метаясь по городу и пытаясь не отставать от конкурентов, что поймать его было не так то просто. Когда мы наконец то поздно ночью встретились недалеко от Биткойн-посольства, он был вместе с круто выглядящим другом, который присоединился к команде DigiCoins, чтобы помогать с доставкой наличности. Для этих целей у него был мотоцикл, а также приличный опыт доставки больших сумм денег за плечами. Они оба только что вернулись из поездки в город, который находился к западу от Буэнос-Айреса, где продали биткойнов на сумму $20 000. Они были вынуждены рвануть туда в последнюю минуту, потому что сорвалась еще одна крупная сделка. Без этой поездки у них бы не хватило наличных долларов для ведения бизнеса в ближайшие несколько дней. Перед тем как отправиться на последнюю сделку, Кастильоне сказал:


Если бы я не получил эти деньги, я бы попал.

Ранее в этот же день, когда я сидел с Фернандес в ресторанчике Subway, который был её временным офисом, избранный таковым за бесплатный Wi-Fi, она не скрывала трудностей адаптации к конкурентной среде. Репутация “сумасшедшей Биткойн девушки” не очень то способствует работе с крупными клиентами. У неё есть один заказчик из США, который каждый месяц отправляет ей $ 5000 в биткойнах, чтобы она обменяла их на песо и положила на банковский счет в аргентинском банке с той целью, чтобы потом выплачивать оттуда зарплату. Но большинством её клиентов являются молодые люди, желающие прикупить биткойнов на несколько сотен песо, просто чтобы оплатить подписку на Netflix или видеоигру. Она говорит:


Рынок двинулся в другом направлении. А я – нет.

У неё появились серьёзные сомнения в том, будет ли Биткойн в конечном итоге лучше, чем старая система, если он будет во власти правящего класса:


Ключевой момент наступит, когда богатые элиты увидят его в качестве средства сохранения своего богатства.

Ранее, Венцес Касарес был одним из конкурентов Фернандеса и Кастильоне. Однако, в 2013 году он решил, что слишком любит Биткойн и решил пойти по другому пути. Он быстро продал свой стартап в области цифрового кошелька и основал собственную Биткойн-ориентированную компанию в партнерстве с одним из друзей из той автобусной поездки. Федерико Маррон, аргентинец, был главным программистом во всех последних стартапах Касареса. За те два месяца, которые потребовались Касаресу и Маррону на то, чтобы продать старую компанию, они собрали $40 млн инвестиций от таких инвесторов как Рид Хоффман.

Офис новой компании Касареса под названием Xapo был открыт в Буэнос-Айресе и не имел бессистемности, присущей офисам других игроков криптовалютной индустрии в этой стране. Офис занимает целый этаж здания в фешенебельной части города; среди его прелестей есть например настольный теннис, стеклянные стены и большие настенные телевизоры. Xapo изначально концентрировалась на предоставлении услуг супер-безопасного хранения больших сумм биткойнов: его хранилища содержат биткойны многих состоятельных техно-магнатов, которые положили их туда по совету Касареса. Но Касарес хочет превратить компанию в единого провайдера финансовых услуг в криптовалютном мире. Глобальные устремления компании очевидны, когда видишь её сайт на языке хинди, созданием которого сейчас занимаются её работники.

Касарес потратил месяцы на заключение партнерских соглашений с Taringa – наиболее популярной социальной сетью Аргентины. В этом месяце, миллионы пользователей этой сети из Аргентины и остальной части Латинской Америки получили биткойн-кошельки от Xapo, автоматически открытые для них. Пользователи смогут пополнить баланс в биткойнах на своих кошельках, внося наличность в местных аптеках, точно так же как они оплачивают коммунальные услуги. С этих счетов, аргентинцы смогут оплачивать покупки в Интернете без кредитных карт или совершать 5-10 центовые микроплатежи за видеоигры и другие цифровые товары (платежные системы, основанные на кредитных картах, обычно взимают минимум 25-30 центов за каждый платеж).

Когда я спросил Кастильоне, что он думает глобальном венчурном проекте Xapo, он проявил скептицизм, свойственный обычным трудягам:


Мы может и не такие крупные как Касарес, но реальный мир именно здесь. С нашей помощью люди получают наличные для расходов.

Независимо от того, поспособствуют ли его усилия выживанию Биткойна и воплощению в реальность грандиозного обещания по вытеснению с рынка Уолл-стрит и центральных банков, есть кое-что, на что Кастильоне смотрит с очень прагматической точки зрения:


Если люди не будут им пользоваться, то Биткойн отправиться в мусорную корзину, как и всё, что в это мире не используется. Но если люди будут его использовать, то за ним будущее.




Источник: Bit Новости